Виноделы Апулии: имена, которые стоит знать

Виноделы Апулии: имена, которые стоит знать

Илья Кирилин

Автор, независимый эксперт

Андрей Ковалев

Фотографии

3 мая 2020

Апулия вышла на орбиту рейтинговых регионов Италии всего несколько лет назад. Плеяда поразительных примитиво уже навела шороху, и производители зинфанделя по ту сторону океана затрепетали.

Илья Кирилин побывал на каблуке итальянского сапога и встретился с представителями трех кланов нового апулийского виноделия, чтобы разузнать подробности революции. Встречайте Fino, Vespa, Zecca.

Балковый потенциал Пулии с ее беспроблемным климатом, плодородными почвами и бесконечным солнцем осознали еще древние греки. И с тех пор это земля утраченных возможностей, даже на фоне соседей. Пока Кампания с Сицилией занимались улучшением качества и укрепляли бренды французскими и автохтонными сортами, апулийцы продолжали загружать танкеры неприметного балка, отправлявшегося в Тоскану и Венето, и особенно полюбившегося в портах Германии и Нидерландов.

Виноделов, работавших со своими виноградниками и ориентировавшихся на качество, исторически можно было пересчитать по пальцам, балом правили кооперативы и огромные разливайки. Успех урожая считали в литрах и центах. Этот апулийский разгул разглядели власти ЕС, и в регионе была запущена программа борьбы с перепроизводством.

Старые «разряженные» виноградники с естественно низкой урожайностью вырубались, но рядом тут же появлялись новые, меньше по площади, но со сверхвысокой плотностью посадки и плодовитыми юными лозами. Объемы производства вина в итоге упали несильно, а качество стало еще хуже.

Сегодня времена меняются, и разобраться с происходящим в регионе проще всего на примере трех хозяйств.

Gianfranco Fino – гаражный в прямом смысле этого слова винодел с высоченными рейтингами, такими же ценами и россыпью небольших виноградников со старыми лозами.

Conti Zecca – историческое хозяйство, которое всегда работало только со своими виноградниками, а в последние годы активно акцентирует качество премиальных линеек при стабильном уровне базовых.

Наконец, Bruno Vespa – молодое хозяйство-селебрити: вина уже представлены в 15 странах мира, а за качество отвечает знаменитый энолог Риккардо Котарелла.

Gianfranco Fino

«Случайных совпадений не бывает»

История семьи Фино – хороший сценарий для мыльной оперы, или семейной саги, или даже спортивной драмы. Эмоций, показанных Симоной и Джанфранко Фино за полтора дня, среднестатистической российской семье хватит на много лет счастливого брака и несколько разводов. Крики, слезы, объятия и поцелуи – было все.

Гараж на Via Piave, 12

Ближе к закату на парковках городка Сава выставлены деревянные стулья, свои места уже заняли местные городовые – старушки в цветастых платьях. Они показывают нам дорогу к Джанфранко (GF). Белая рубашка, синие шорты, буйные вихры на голове и очки-хамелеоны – он больше похож не на винодела, а на моряка.

На подъезде нас перехватывает Симона Фино, в девичестве Натале. Рубенсовская дама юга Италии, она не дает никому ни на шаг выйти из поля ее обаяния. «Бенвенутти а Джанфранко Фино!». Винодельни как таковой нет, мы в гараже. Внутри несколько чанов, лабиринт из деревянных ящиков и палет, ожидающих отправки в Шанхай, винтовая лестница в крошечный офис и вход в погреба. Там места не больше, вчетвером уже не развернешься.

«Бургундские пьесы покупаем у François Frères и Gauthier. Мы обожаем Готье, в них вино более элегантное, но в год удается купить не больше 12-15 бочек. Хочешь попробовать разницу?». Отказаться невозможно, но о каких тонкостях и минимальных особенностях речь, когда в вине 16% алкоголя? 

«Чироооооо! – кричит во все горло Симона. – Бросай все и спускайся, не забудь бокалы». Звать пришлось несколько раз, но минут через десять в погребе появились двое из ларца, одинаковых с лица – братья-виноделы Чиро и Тимассо. Все хозяйство Gianfranco Fino – это Симона, Джанфранко, братья и Кармен с Вивианой в офисе. С объемом в 25000 бутылок хватает.

Симона права, бондарни ведут себя действительно по-разному. «Готье» – куда более цветочное и эфемерное, «Франсуа Фрер» – насыщенное фруктовое, при этом уже зрелое. Фруктовая концентрация настолько велика, что никакой новый дуб ее не задавит, добавьте к этому высоченную кислотность, ощутимый, но зрелый танин, и хорошо спрятанный за этим всем алкоголь. Как это все держится вместе? «Магия примитиво со старых лоз». 

В 2010 году Gambero Rosso признали Фино лучшим виноделом Италии, он стал первым среди южан, получившим этот достойный титул.

Между морем и землей

GF должен был стать военным моряком. В его семье два генерала, командир авиации, несколько полковых командиров сухопутных войск. Отец, уроженец Таранто, занимал высокую должность в штабе ВМС и мечтал о военной карьере для сына. Когда тому исполнилось 13 лет, письма уже отправились в военно-морские академии Венеции, Ливорно и Неаполя. Фино-младший обожал море, но ради военной муштры покидать отчий дом не хотел.

Выбирать было особо не из чего пойти в военные, либо устроиться на градообразующее предприятие Ilva (крупнейший сталепроизводитель в Италии). По случайному совпадению, в соседнем Локоротондо открылся агротехнический институт, и GF быстро склонил отца в его пользу. Свое первое вино он сделал с соседского виноградника уже в 15 лет, дальше был университет в Потенце (Базиликата), выпускной и полная неопределенность. Разгорался метаноловый скандал, винная индустрия погрузилась в летаргический сон, мечты молодежи быстро рассеялись.

Джанфранко Фино

Выпускник Фино посвятил себя оливам. Карьера шла в гору, и к началу 2000-х GF уже представлял ассоциацию производителей Таранто и работал на нескольких производителей. Когда в первом выпуске гида Луиджи Веронелли не оказалось Таранто, он в ярости бросился скандалить к патриарху итальянской винной критики. Веронелли не только внимательно выслушал, но и пригласил Фино присоединиться к проекту. GF стал главой комиссии, сертифицирующей масла по стандарту Веронелли, вместе они разработали манифест La Terra Trema и заодно подружились.

Джино, как звали Луиджи друзья, повлиял на становление Фино не только как профессионала, но и как личности, привив ему любовь к гуманитарным наукам, чувство прекрасного и гармонии. Он всегда видел в нем большой потенциал. «Не отвергай вино, тебе пора к нему вернуться», – сказал как-то Джино своему ученику. И тот не ослушался. Первый виноградник GF нашел в 2004 году в Мандурии. 1,3 га, 60-летние лозы, альберелло. Лучшего подарка на сорокалетие не придумать. Джино ушел из жизни 29 ноября, так и не попробовав вино от Gianfranco Fino. 

Влюбиться по-южному

За пять минут, что мы ехали на виноградник, чета Фино умудрилась разругаться раз пятнадцать. Ее раздражают постоянные звонки, он позволяет себе повысить голос, она кричит в ответ, через пару минут они целуют друг другу ручки, все прерывается еще одним телефонным звонком, Симона хватает телефон с криками «вафанкуло», Джанфранко терпеливо выжидает пару секунд и как ни в чем не бывало отвечает на звонок. Симона похожа на разбуженный вулкан, Джанфранко – на неприступную скалу, но только ей удается сдвинуть его с мертвой точки.

Лозы и мужчины во многом похожи. Они превосходят себя, показывая невозможное, только в страданиях. Но нужно быть не одному, чтобы не сойти с ума.

Они познакомились в яхт-клубе в Таранто накануне миллениума: Джанфранко подрабатывал инструктором, а Симона пришла поучиться. Новый год они встретили вместе, 14 февраля GF вернулся с регаты и сделал предложение. Свадьбу сыграли в 2003 году. Это Симона настояла на том, что время прислушаться к советам Веронелли пришло.

Джанфранко отвечает за вино, Симона за все остальное. Со словарным запасом из нескольких сотен слов на английском, она ухитряется ответить на любой вопрос, восполняя пробелы мимикой, жестами и google.translate. Итальянский и мировой успех GF – ее заслуга. Марко и Элеанора Казоланетти из Oasi degli Angeli – большие друзья Фино, но ни в мире, ни в Италии они практически не известны, почти все Kurni продается в России. А у GF статус настоящей легенды. Симона с нуля выстроила многоуровневую систему связей и контактов, она знает каждого байера, критика и сомелье, на её шампанских вечеринках собирается весь цвет итальянского виноделия, и никто не посмеет сказать, что вино из Апулии не может стоить дорого.

Симона Фино

Три года подряд Es винтажей 2009, 2010 и 2011 лидировал в топ-100 лучших красных вин Италии по версии миланского журнала Gentelman, выводящем математическую формулу на основе пяти ведущих критиков страны Рейтинг Civilta del Bere Фино возглавил вместе с Sassicaia в 2014 году, в 2013-м и в 2015-м до золота не хватило одного балла. Es подавали и на саммите G8 в Л’Акуила в 2009 году в паре с сырами, есть основания полагать, что в Кремле его вина знают и вполне вероятно, что пьют, зная их любовь к Kurni.

Слезы и страдания

«Джанфранко удивительно сильная личность. Он упертый, настойчивый, иногда заносчивый и даже жесткий. Но при этом трогательный и беспокойный. В неподдельном отчаянии я видела его однажды, когда наш первый виноградник дал мизерный урожай. Он сидел на каменной стене и плакал. Лозы и мужчины во многом похожи. Они превосходят себя, показывая невозможное, только в страданиях. Но нужно быть не одному, чтобы не сойти с ума».

Не менее сложным годом оказался 2009. Шли дожди, с урожаем негроамаро можно было попрощаться. GF заходился в истерике, никакого Io в этом году, а все, что получится, пусть достанется Симоне. Она быстро сообразила, что ей нужно игристое по классике. 44 месяца на осадке, и в 2013 году вышли 800 магнумов Simona Natale, к нашему приезду оставалось шесть. Сегодня уже пять. 

Описать это вино в стандартах классики невозможно, оно напоминает выдержанное неббиоло с его минеральностью, кожей, трюфелями, аптечными тонами, мятой, эвкалиптом, бальзамиком и даже томатным листом, и подсушенными лесными ягодами, йодом и животными тонами. Добавьте к этому яркий освежающий вкус с доминантой грейпфрута, неплохой плотностью и хорошим перляжем, и перед вами формула Simona Natale. Как и в самой Симоне, в вине странным образом сочетаются самые несочетаемые вещи.

На подвоях DRC

GF сегодня (на момент публикации в 2018 году. Прим. ред.) принадлежат 14,5 га старых лоз возрастом от 50 до 90 лет. Сбор урожая проходит непривычно рано даже для апулийского примитиво – с 10 по 20 августа в зависимости от года. Старые лозы дают крошечную урожайность, созревает виноград быстро, зато кислотность высока. На винодельне все стандартно, ферментация в стали, девять месяцев в бургундских пьесах с баттонажем.

С первых лет виноградники обрабатывались только с применением органических препаратов, в междурядье работает либо небольшой трактор, либо конь автохтонной породы бруно мургезе. Джанфранко шутит, что апулийцы любят лошадей во всех смыслах, как и в Венето, конина традиционно входила в рацион местных жителей. Так что старых кляч на виноградниках не встретишь, только молодые, поджарые скакуны.

В последние годы перешли на биодинамику. Применяют только препарат 501, он позволяет снизить количество серы и медного купороса, требующегося для обработки. Удивительно, но в Апулии, название которой иногда переводят как «земля без дождей», главной проблемой последних лет стали дожди, которые в сочетании с высокими температурами и влажностью приводят к взрыву грибковых заболеваний.

Старые виноградники лежат на красных почвах, где глина с большим содержанием железа. Молодые виноградники высажены в 2010 году в нескольких километрах от моря, в почвах больше гальки и кальция. Генетический материал отобрали со старых участков, подвои 161/49, как в Romanée-Conti, плотность посадки 12 000 (!) лоз на гектар, вместо гуйо альберелло. Урожай с этих лоз идет на отдельное вино – Se, последнее добавление в семье Фино. 

Старые лозы Gianfranco Fino

Молодые виноградники Gianfranco Fino

Этикетка по Фрейду

Релиз первого винтажа составил около 2500 бутылок, большая часть из них была распита с друзьями. На одной из такой дегустаций и родилось название вина. Собравшиеся друзья то и дело твердили piacere, piacere. «Это же Es, – воскликнул один из фанатов психоанализа, чистая страсть по Фрейду». Так и решили. Io, чистый негроамаро с участка в один гектар, назвали по имени Ионического моря. Этикетку нарисовала Симона.

«Изломанная полоса – это символ нашей жизни со всеми взлетами и падениями. Я бросила карьеру, чтобы стать женой. Моя бабушка говорила, что женщина должна быть на полшага позади своего мужчины, но при этом не отставать от него ни в чем. Она была права. И я счастлива».

Для полной идиллии не хватало одного – собственной винодельни. Шесть лет ушли на бои с бюрократами за разрешение на строительство. В 2018 году процесс сдвинулся с мертвой точки, прямо напротив выезда из Masseria Li Reni (Bruno Vespa) появился котлован. Симона снова не может сдержать слезы. 

«Мы отдали все ради этого вина. У нас нет детей, для женщины с юга это тяжелое испытание. Несколько лет назад у меня диагностировали рак груди, и я, наконец, поняла, зачем это все. В будущем году мне будет 50, и я мечтаю устроить огромную вечеринку на новой винодельне. Созову всех друзей, Чиро, Томассо, Кармен и Вивиану, ведь все, что мы делаем, – это для них. Мы с Джанфранко не вечны, и оставим все наше наследство команде. Может, поэтому мы иногда излишне требовательными к ним, не знаю. Они наши дети».

Слева направо: Es 2012; Es 2013; Jo 2016; Es Piu Sole 2012

ES 2012

Идеал вина для тех, кто любит Kurni, но не лишний дуб – чернослив и сухофрукты, подлесок и орехи, сушеные ягоды и грибница, уд и другие благородные породы дерева. Со временем в бокале оно свежеет и становится моложе, проступает тон лакокраски и свежего асфальта (неббиоло, ты ли это?). Во вкусе одновременно свежее и кислотное, плотное и сладкое, танинное и цепкое. Непривычный баланс.

ES 2013

Самое чистое, сочное и фруктовое – вишня, смородина, ягодная корзинка, лавр, лесные орехи, немного ягодного джема. Во вкусе кислотность наносит первый удар, буквально оголяя все рецепторы, на которые потом нежно, с поразительной мягкостью ложится концентрация фруктов и шелк танина.

ES Riserva 2014

С этим вином шутки плохи, оно знойное, несколько агрессивное и кусачее во вкусе, танины буквально вгрызаются и осушают, на помощь приходит полнота вкуса и яркая насыщенная кислотность. При этом аромат даже и не намекает на такое развитие событий, он строгий, свежий и пока закрытый, с доминантой апельсиновой цедры, цветов, фиалки и подлеска. Неббиоло юга Италии?

ES 2015

Самое классическое и сдержанное в аромате, сушеные травы и пряности, черешня. Не такая выраженная кислотность, довольно мягкое во вкусе и вполне готовое на любые эксперименты.

ES 2016

Примитиво в стиле Риберы-дельДуэро – сливы, шоколад, пряности. Пару лет выдержки не помешают, но и в сегодняшнем состоянии с яркой кислотностью, цепким танином и ощутимой сладостью оно отлично подходит к апулийской черной свинине на гриле. Точно Испания.

JO 2016

Негроамаро отличается более лесным характером, свежий, пряный, с черным перцем, настойкой из лесных трав, черноплодной рябины и соленого морского бриза.

ES Piu Sole 2012

Всего шесть дополнительных солнечных дней на лозе на самом первом парселе GF позволили сделать это сладкое вино. Благородные породы дерева, сушеные ягоды, подлесок, тона выпечки и сдобы – в нем есть все. 

Bruno Vespa

«Не суди о людях по тому, что о них говорят»

Если попытаться найти аналог Бруно Веспы в России, то это будет смесь Владимира Познера с его непоколебимым авторитетом, Дмитрия Киселёва, любителя нести вздор по заказу, и Андрея Колесникова, талантливого, независимого, и одновременно кремлевского.

Доктор Веспа – бессменный ведущий программы Porta a Porta на государственном телеканале RAI, главной политической арены страны с 1996 года. Выборы, изменения бюджетов, иммиграционная политика, Папа Римский, мафия и проституция – в студии обсуждается все. Веспа негласно коронован как глава третьей власти в стране – СМИ. Откуда его имя появилось в названии винодельни, да еще и апулийской?

Бруно Веспа

Уроки винной журналистики

На страницах одного из старых номеров Bibenda два знакомых лица – Бруно Веспа и Юбер де Виллен (DRC). Статья всего на разворот, половину интервью обсуждают родную Италию. «Бароло и брунелло, Gaja и Conterno сделали большое дело в продвижении итальянских вин. Лично мне нравятся простые бюджетные вина, особенно если их пить в какой-нибудь траттории», – неожиданно признается де Виллен винному журналисту Веспе.

Делать интервью с Веспой – все равно что играть в теннис с Надалем в финале «Роллан Гаррос». Победить невозможно, хорошо бы не опозориться. Лично побеседовать с Бруно не удалось, но он охотно ответил на несколько вопросов онлайн. Как он оказался в винной журналистике, виноделии и что посоветует нам?

«Вино родилось в одно время с нашей цивилизацией. Картины, скульптуры, барельефы, проза и поэзия – оно присутствует везде. Я обожаю смотреть на первые завязи и цветки, наблюдать, как грозди меняют цвет, ждать, пока вино попадет в бутылку, придирчиво изучать его цвет, раскрывать первые ароматы, наслаждаться избыточностью молодости, тонами взросления и мягкостью солидного возраста. Вино – это жизнь, оно может рассказать удивительную историю людей, которые его сопровождали с самого рождения. Главное – это не жидкость в бокале, это мужчины и женщины, их предки, которые создают его, а также сама природа, позволяющая им делать это».

В книге C'eravamo tanto amati целую главу Бруно посвятил итальянскому виноделию, в соавторах Рикардо Котарелла, вдохновитель – Луиджи Веронелли. История начинается 17 марта 1986 года с метанолового скандала в Асти. 23 погибших, сотни отравленных, десять человек лишились зрения. Винный экспорт сразу же упал на треть, скандал был огромный. Веспу позвали модератором на конференцию о судьбах виноделия.

«Как сейчас помню мрачные, трагические лица, особенно Анджело Гайи, он стоял у стены в конце зала. Что будет с виноградниками? Придется уходить из профессии?».

Однако после резкого падения последовал бум, который Веспа скромно называет реннесансом. Французские сорта и бочки, Болгери и Монтальчино, новаторы и традиционалисты – это все на севере, юг Италии долгое время оставался за кадром качественной революции, продолжая гнать балк. Но прогресс дошел и до сюда, и Веспа из хроникера превратился в одно из главных действующих лиц.

Виноградники Bruno Vespa

Зов юга

Бруно Веспа родился в Абруццо, и когда в 2014 году просочилась новость о том, что он станет виноделом, все подумали о монтепульчано или на худой конец треббьяно. Но нет, он предпочел Апулию.

«Мы заключили пари с Риккардо Котареллой, моим проводником в мир чувств и ароматов, что сможем создать выдающийся примитиво. Глубокое и одновременно питкое, несколько аскетичное, но с поразительным ощущением жизни внутри. Вино, подходящее и для важного ужина, и для уютного вечера с друзьями. Поэтому выбор виноградников был предопределен – зона Крета в Мандурии с уникальной почвой, когда-то бывшей морским дном, и климатом, гарантирующими блестящие результаты даже с 15-летних лоз».

Котарелла в сверхъестественные таланты примитиво не верил, но на пари согласился. На вопрос, кто победил, Веспа уклончиво сообщил, что «оба остались в выигрыше». Вина Бруно уже побывали в Букингемском дворце, на столе у Макрона и в Gambero Rosso с двумя трехбокальниками подряд. Они стоят практически во всех ресторанах Апулии и привлекли внимание большого бизнеса и мафии.

Компания Piaggio, владелец бренда скутеров Vespa, подала иск на новоиспеченного винодела. Остается только пожелать им успеха в этой неравной битве. Веспа с его связями, дружбой с Берлускони и женой-судьей высокого ранга кажется недостижимым.

В ночь с 25 на 26 августа 2016 года от получил черную метку – кто-то уничтожил 70 лоз примитиво. «Нет сомнений, что это дело рук мафиози мелкого пошиба, – написал Бруно в газете Republica, – но никакая мафия меня не остановит». 

Я думал о вине, которое будет понятно людям разных культур и языков. И с Риккардо нам удалось это сделать.

Искренние эмоции

«В один и тот же день жители 15 стран мира могут пить мои вина и наслаждаться ими. Это ли не мечта», – качает головой Бруно. Проект, рожденный в 2014 году, сразу стал символом новой Апулии.

Первым делом отреставрировали массерию XVI века. В этом году появится шоу-рум, а к следующему урожаю планируют открытие винодельни. Зато виноградников уже 26 га.

Директором предприятия стал Сальваторе Меро, опытный агроном и специалист по редким автохтонам. Истинный мандуриец (в Мандурии даже иной акцент, чем в Таранто или Лечче), он рассказал, что значит быть апулийцем: «Мы по природе индивидуалисты, живущие каждый за высокими стенами. Все из-за непростой истории, нас захватывали то норманы, то испанцы, постоянно набегали пираты и бандиты. Здесь каждый сам за себя».

У вин Bruno Vespa истинно апулийский характер – яркий, мощный, иногда даже излишне настойчивый, как палящее солнце, от которого здесь никуда не деться. Котареллу это не смущает, по его мнению, вино становится разбалансированным, когда у него отдельно ощущается алкоголь и другие компоненты. В случае с Bruno Vespa это не так.

«Я фанат классической музыки, я искренне восхищаюсь ее способностью вызывать одинаковые чувства и эмоции у публики по всему миру. Я думал о вине, которое будет понятно людям разных культур и языков. И с Риккардо нам удалось это сделать – вино мирового уровня из древних автохтонных сортов.

Если кто не верит в мою страсть к вину – это его проблемы. У меня насыщенная жизнь: телепрограмма, еженедельные статьи, минимум один бестселлер в год. Но я нахожу время и на винодельню, потому что я помешан на вине. Месяц назад мы купили один гектар с 60-летними лозами, и с этого винтажа у нас выйдет ризерва, посвященная виноградарю, всю жизнь обрабатывающему этот участок. Вся его жизнь в одной бутылке, разве это не прекрасно? Такие эмоции бесценны».

Слева направо: Noitre 2014; Il Rosso Dei Vespa Primitivo Di Manduria DOC 2017; Raccontami Primitivo Di Manduria DOC 2015

Noitre 2014

По мнению Котареллы, игристые по классике на юге стоит делать из трех сортов – альянико, нерелло маскалезе и негроамаро из Саличе Салентино. Получилось неплохо: 36 месяцев на осадке, свежо, пряно, фруктово. Во вкусе ощутима легкая горчинка, которая прекрасно работает с местными сырами и вяленой свининой.

Il Rosso Dei Vespa Primitivo Di Manduria DOC 2017

Очень ярко и сочно, переспелая узбекская черешня буквально лопается в бокале, к ней добавляются черника, пенки от клубничного варенья, ваниль, корица, лесной орех – в сочетании напоминает аромат колы, но куда более возвышенный. Во вкусе оно чарующее, обволакивающе сексуальное, несмотря на сладость, оно освежает и надолго остается во вкусе.

Raccontami Primitivo Di Manduria DOC 2015

Gambero Rosso сразу оценил труды Веспы, выдав по три бокала за первые два винтажа топового примитиво. Что же оно нам расскажет? Вино одновременно демонстрирует отчетливые тона развития – подлесок, бальзамические оттенки, множество трав – и молодой, ягодно-сочный задор. Таков и сам Веспа, который в свои 74 года чувствует себя мальчишкой. 

Conti Zecca

«Любовь проходит, дружба распадается. Нерушимы только кровные узы»

В Тоскане маркизы и бароны на каждом углу, в Апулии графский род Дзекка – единственный, кто занимается виноделием вот уже десять поколений подряд. Насчет будущего можно не беспокоиться – Клементи Дзекка, 23-летний представитель рода, уже присоединился к делу.

Генеалогическое древо

В Леверано, что в часе езды на юг от Мандурии, стоит жуткая жара, даже легкий бриз не спасает. Вместе с Клементи нам навстречу выбегают два терьера – Эппл и Скайп. Граф Альчибиаде (Alcibiade Zecca), нынешний патриарх, тоже не отстает. Удивительно, но выглядит он почти так же, как на фотографии конца 1990-х – подтянутый, с аккуратно зачесанными назад волосами и белозубой улыбкой.

Клементи – его племянник, единственный наследник. Повезло парню, что тут скажешь. Получив диплом Master of Italian Wine Culture в Университете гастрономических наук, основанном движением Slow Food, он полгода постажировался у Антинори в Тоскане и вернулся в родные пенаты. Сегодня он занимается виноградниками и активно переводит все на органику. Он считает, что за ней будущее, и старшее поколение не против. У Conti Zecca 800 га земель, из них под виноградниками 320, остальные заняты оливковыми рощами, пшеничными полями и другими культурами.

Семейное древо Дзекко

Граф Альчибиаде и Клементи Дзекка

В Апулии не найти более древней винодельческой династии. В 1580 году землевладелец Франческо Антонио Дзекка перебрался с семьей из Неаполя в Леверано, к XVII веку семейство наладило экспорт вина на север, главными покупателями были Англия, Франция, Швеция и Дания. В 1884 году Джузеппе Дзекка получил от Папы Римского официальный дворянский титул, в 1927 году его подтвердил король Италии.

Первые эксперименты с винификацией начались в 1920-х годах в поместье Сарачено, несколько бутылок сегодня хранятся в семейном музее. Но первые коммерческие релизы начались лишь после Второй мировой войны.

После отмены медзадрии землю передали крестьянам, и владения пришлось выкупать обратно, зато наследие было сохранено, а графья ударились во все тяжкие виноделия. Сегодня хозяйству принадлежит четыре имения – Cantalupi, Donna Marzia, Santo Stefano, Saraceno. В Леверано исторически доминируют негроамаро и мальвазия неро, но распространены и сорта из других регионов. В отличие от Мандурии, почвы аллювиальные, глина с известняком. Это позволяет производить делать примитиво и негроамаро в более сдержанном стиле, и даже свежие белые вина.

Музейные ценности

Самая интересная часть визита к Conti Zecca – приглашение на обед с 80-летним графом Альчибиаде. Старинный особняк стоит в паре минут от кантины. Первый этаж не менялся с момента строительства в XVI веке, разве что запряженных лошадьми карет не видно.

Наверх ведет старинная лестница из пьетры леччезы (местный известняк, цвет которого варьируется от золотого до розовато-золотистого), за парадной дверью начинается музей. За почти пять веков здесь собралась удивительная коллекция удивительных вещей со всего света. У входа стоят изысканные подсвечники в виде виноградной грозди и страусиные яйца, в библиотеке сосуды для вина из Месопотами (V век до н. э.) и древнегреческие кувшины, повсюду висят портреты, гравюры и старинные ковры.

Родственники Дзекки из семьи Палладини держали мастерскую в Ливерано, и почти весь интерьер – их рук дело, от замысловатой плитки на полах до вручную расписанных стен.

Интерьер особняка Conti Zecca

Граф Альчибиаде Дзекка

Графу места вполне хватает, кроме небольшой часовни у него есть бальный зал, бильярд, огромная столовая, из достижений современных технологий – только спасительные кондиционеры.

Альчибиаде и сегодня в отличной форме. Он плавно скользит в своих мокасинах по комнатам, рассказывая, кто изображен на портретах и попутно вспоминая всех членов Мальтийского ордена в роду. Пока накрывали на стол, он даже умудрился поменять лампочку в одном из залов.

С вином у него отношения куда проще, чем у современного поколения. Любимое сочетание – простое Contalupi Reserva под пасту. Но свой вклад в апулийское виноделие он прекрасно осознает, ведь это в его голове родилась идея Nero, легендарного вина хозяйства.

Свой вклад в апулийское виноделие он прекрасно осознает, ведь это в его в голове родилась идея Nero, легендарного вина хозяйства.

Пока Италия рукоплескала супертоскане, в Апулии в голову никому не приходило попробовать поработать с каберне совиньоном. Conti Zecca рискнули и выпустили на рынок первый винтаж суперапулийского Nero 1998, треть каберне, две трети негроамаро. Результат оказался впечатляющим – вино стало первым и пока единственным отсюда, которое получило три бокала Gambero Rosso 9 раз подряд.

Имидж производителя качественных середнячков стал меняться, помог и выход других крюшных вин: Rodino, чистого примитиво, Terra, ассамбляжа на основе альянико, Luna, бленда шардоне и мальвазии в бургундском стиле – любимого белого из Апулии Джеймса Саклинга, и, наконец, розе Venus. Не надо забывать, что Апулия – один из первых регионов Италии, где стали массово производить розовые вина. Премиальное розе Venus – претендент на лидерство в сегменте. В России их пока нет, но если будете в Италии, обязательно попробуйте, вина Conti Zecca того стоят.

Слева направо: Nero 2013; Rodino 2016; Venus 2017; Donna Marzia Primitivo 2016

Nero 2013

Негроамаро 70%, каберне совиньон 30%. Каберне четко заявляет о себе тонами черносмородинового джема, эвкалиптовой свежести и черного перца. Со временем южный негроамаро дает о себе знать, появляются травы, сочная фруктовость черных и красных садовых ягод. Во вкусе мощно, концентрированно и танинно.

Nero 2003

Вино в идеальном возрасте, аромат поражает комплексностью и многоплановостью, бальзамик, тимьян и орегано, черносмородиновый джем и сливовый компот, черноплодка и сладкие пряности, томатный лист и черный перец. Вино раскрывается на глазах, становясь все свежее, выдавая все больше тонов свежих ягод. Во вкусе нежное и бархатистое.

Rodino 2016

Примитиво 100%. В отличие от мандурийских примитиво, образец из Леверано гораздо строже и более сдержан. Аромат глубокий, землистый, с поджаренными на солнце сушеными ягодами, раскаленными камнями, дымком и черносливом. Во вкусе тугое, без навязчивой сладости и намеков на пошлость.

Venus 2017

Негроамаро 70%, другие сорта. Удивительно яркое розе солнечнонасыщенного цвета, клубнично-ягодное, цитрусовое и травянистое в аромате. Замечательная свежесть, сочность и ягодность вкуса, идеально для лучших на свете красных креветок и лангустинов, которые в Апулии принято есть крудо.

Donna Marzia Primitivo 2016

Примитиво в легком и свежем стиле – красные ягоды, клюква и брусника, еловые оттенки, розмарин. Во вкусе большая, чем ожидаешь по аромату, сладость, тело полное и вязкое. 

Материал впервые опубликован в Simple Wine News №117.

  • Илья Кирилин

    Автор, независимый эксперт

    Андрей Ковалев

    Фотографии

  • 3 мая 2020

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari