My default image
Светлана Добрынина: «Я человек азартный. Мне всегда нужна цель, к которой я буду стремиться»
ГлавнаяЛюдиИнтервьюСветлана Добрынина: «Я человек азартный. Мне всегда нужна цель, к которой я буду стремиться»

Светлана Добрынина: «Я человек азартный. Мне всегда нужна цель, к которой я буду стремиться»

Победительницей VII Московского кубка сомелье стала шеф-сомелье ресторана Selfie Светлана Добрынина, получив почетный титул чемпионки уже во второй раз. Как из журналиста она выросла в винного профессионала и чем занимается, когда не сервирует вино, мы поговорили за обедом в ее родном ресторане.

Светлана Добрынина: «Я человек азартный. Мне всегда нужна цель, к которой я буду стремиться»

Мы встречаемся в Selfie и занимаем стол у винной комнаты, которую Светлана содержит в образцовом порядке и всегда рада показать гостям. «Вы не за рулем? Может быть, шампанского?» – спрашивает она и в ответ на логичное «с удовольствием» щедро льет в бокалы Brut Régence Brimoncourt. Первый глоток делаем за двукратную победу, а дальше разговор складывается сам собой.

ТОП100

Светлана, я узнала, что по образованию вы журналист. Почему не стали работать по специальности и как пришли в рестораны?

Все верно. Я из Челябинска, окончила журфак Южно-Уральского государственного университета. Всегда с большой любовью относилась к журналистике, мне нравилось писать. Когда переехала в Москву, стажировалась в разных изданиях и даже писала небольшие заметки в Rolling Stone. Однако в один прекрасный день поняла, что это не мой путь, я больше не хочу этим заниматься. А чем хочу, тогда еще не знала.

Фото: © Александр Платонов

Фото: © Александр Платонов

Многие мои друзья тогда подрабатывали в сфере гостеприимства, и как-то один из них сказал: «Это так тяжело, у тебя бы не получилось». Я тут же подумала: в смысле, у меня бы не получилось? Решила попробовать и устроилась официантом в один ресторанчик.

Я тогда и не предполагала, что настолько глубоко погружусь в эту среду. Официантом можно быть на разных уровнях: механически выносить людям еду или с удовольствием общаться с гостями, всесторонне изучать сервис, кухню и вино. Я заинтересовалась и буквально за 3-4 месяца стала старшим официантом, а потом переключилась на бар, поскольку чувствовала в работе за стойкой какую-то особую эстетику. Да и девушек тогда можно было не часто встретить за барной стойкой, и мне снова захотелось понять – а я бы смогла? Смогла – и провела около двух лет, изучая крепкий алкоголь и смешанные напитки, получая бесценный опыт в нескольких очень знаковых для меня заведениях Москвы.

К вину же я пришла практически волей случая: активно изучала его и строила планы накопить денег, чтобы пойти учиться в винную школу, но внезапно из ресторана, где я работала барменом, одним днем уволился сомелье, и меня рекомендовали на эту должность.

По сути, я начала работать с вином, не имея никакого опыта, за исключением прочитанной от корки до корки книги «Вина Франции» Юрия Зыбцева, которая стала моим первым серьезным проводником в новом ремесле. Затем я отучилась в «Энотрии» и спустя три года, после пандемии, перешла в Selfie, где работаю уже четвертый год.

Кого считаете своим наставником в вине?

Когда я только начинала свой путь в вине, было очень страшно, ведь я нырнула в совершенно новую среду. Нужно было или быстро научиться плавать, или сложить лапки и пойти ко дну. На первых порах меня очень поддержал близкий друг Сережа Егоров, который тогда работал сомелье в ресторане «Воронеж». Он помог убедить руководство, что я смогу быстро освоить новую профессию, а потом убедил в том же и меня. (Смеется.) Я проводила много времени наблюдая за работой тех сомелье, которые вызывали мое восхищение, и так старалась поднимать собственную планку все выше и выше. Не могу сказать, что у меня был какой-то конкретный наставник в дальнейшем пути.

Фото: © Александр Платонов

Фото: © Александр Платонов

Очень важной вехой было вступление в тренировочный лагерь Московской ассоциации сомелье (МАС), где главными ориентирами и учителями стали Роман Сосновский и Владимир Косенко.

Популярно такое мнение, что бармены дружелюбнее сомелье, которые вечно говорят что-то неразборчивое на винном языке и вообще застегнуты на все пуговицы. Как вы к этому относитесь?

Как к стереотипу, который в наших силах постепенно свести на нет. До сих пор есть категория гостей, относящихся к сомелье с недоверием, и это очень грустно. Помните сцену из фильма «О чем говорят мужчины», где надменный официант учил героя фильма: «Потому что сухарик не может стоить восемь долларов, а крутон – может». Вот такой образ официанта и сомелье, который «одет лучше тебя» (это я цитирую фильм), до сих пор крутится в головах людей, хотя картинка за последние годы изменилась на 180 градусов.

Продать дорогое вино – очень легко, а вот продать вино ниже ожидаемого гостем ценника и выше ожидаемого им качества – вот это искусство.

Вино сильно демократизировалось, и это круто. Недавно гости сказали мне: «Вы так много интересного рассказали об этом вине за четыре тысячи, как будто оно стоит все тридцать». Мы работаем, чтобы делать людей счастливыми и разрушать дурацкие стереотипы. Продать дорогое вино – очень легко, а вот продать вино ниже ожидаемого гостем ценника и выше ожидаемого им качества – вот это искусство.

В последнее время становится популярным такой формат любительских дегустаций, когда человек без серьезного винного образования или большого опыта проводит дегустации и что-то рассказывает другим людям про вино. Вам не кажется, что это плохо влияет на имидж сомелье?

Я считаю, что каждый имеет право заниматься тем, чем хочет. Вином люди интересуются на разных уровнях, как, например, и искусством. Можно прийти в Третьяковскую галерею без малейшей подготовки и глазеть на картину, оперируя базовым «нравится – не нравится», «красиво – некрасиво». Это субъективный взгляд, лишенный образовательной подоплеки.

Можно изучить базовые направления искусства или биографию художника, чью выставку вы посещаете. И тогда та же картина будет вызывать совершенно другие, более глубокие эмоции. А если вы закончили курсы искусствоведения и регулярно находитесь в потоке событий арт-мира, наслаждения от картины вы получите еще больше.

С вином все так же. Именно поэтому образовательные мероприятия любого уровня, заставляющие более глубоко и широко смотреть на вино, я воспринимаю исключительно положительно. На имидж сомелье это никак не влияет.

Фото: © Александр Платонов

Фото: © Александр Платонов

Расскажите про свой опыт в профессиональных конкурсах. Когда все началось?

Я начала работать сомелье в конце 2016 года, а вскоре вступила в тренировочный лагерь МАС, когда президентом ассоциации был еще Роман Сосновский. На наших ребят, которые участвовали в конкурсах и выигрывали, я смотрела с восхищением, но когда в 2017 году случился первый Московский кубок, стала придумывать оправдания, чтобы избежать участия. Было очень страшно: а вдруг что-то забудешь, а вдруг не хватит опыта, а вдруг, а вдруг… В голове начинающего бойца вертелись тысячи мыслей. Рома тогда дал мне хорошего отеческого пинка (за что я до сих пор ему благодарна), и участвовать я все-таки решилась. Кроме базы «Энотрии» и одного года опыта работы в «в полях», на тот момент у меня ничего не было.

Кстати, очень хорошо идти на конкурс со «свежеоконченной» школой сомелье – незаветренные знания имеют большую ценность на этапе теории. Отборочный тур я тогда прошла и даже добралась до финала. Вот здесь начался дикий страх. Помню, как меня просят представиться, а у меня от нервов ходуном ходит правая нога, я пытаюсь успокоиться и начать связный рассказ, но мало что получается. В итоге я решила не обращать на это внимания и рассказывала о себе, слегка пританцовывая. Незабываемые ощущения! (Смеется.) В том году я стала третьей.

Конкурсы здорово обнажают все твои слабые стороны и дают вектор работы над собой. Воодушевившись своим стартом, я стала активно заниматься самообразованием, а начала с английского языка. Вернулась на Московский кубок через год и стала второй, а в 2019-м победила.

Фото: © Александр Платонов

Фото: © Александр Платонов

А недавно сделали это еще раз. Как так вышло?

Теперь все региональные конкурсы стали обязательными отборочными этапами для Российского конкурса сомелье. Даже если ты был победителем прошлых лет, по новым правилам отбираться ты должен наравне со всеми. Все как в спорте.

Конкурсы сомелье часто сравнивают со спортивными состязаниями, но мне они, если честно, всегда больше напоминали языковые экзамены или школьные олимпиады, но только для взрослых. Все-таки вы соревнуетесь в знаниях, а не в силе и ловкости.

Мы соревнуемся во всем. Конкурс сомелье – это что-то вроде триатлона, где за короткое время нужно выполнить множество самых разноплановых задач, от теоретического теста до быстрого сервиса или написания винной карты, и любая из них требует максимальной собранности. Как в спорте, здесь очень важны тренировки, потому что без поддержания формы навык может потеряться. И это касается прежде всего теоретических знаний и слепой дегустации. С сервисом чуть-чуть проще: все-таки это наша ежедневная работа.

В этом году у меня совсем не было времени готовиться к конкурсу: работа всегда была на первом месте. Я брала в ресторан стопку карточек в надежде повторить материал в перерывах, но погружалась в процессы, и взять в руки карточки удавалось уже перед сном либо за завтраком.

Фото: © Александр Платонов

Фото: © Александр Платонов

А в детстве вы тоже участвовали в конкурсах?

В школе очень любила олимпиады. География, биология, литература, русский язык… Больший упор всегда был на гуманитарные науки. Еще участвовала в городских и областных конкурсах юных экологов и активно занималась поэзией. Как сейчас помню, конкурс поэтов назывался «Серебряное перышко».

Пока я сидела в зале и смотрела на ваше выступление в финале, ловила себя на мысли: она ведь работает в ресторане, получившем звезду Michelin, в одном из лучших ресторанных холдингов страны – зачем ей конкурсы, ведь они столько времени отнимают. Для чего вам это?

Работа и конкурсы – понятия скорее взаимодополняющие, чем взаимоисключающие. Участие в конкурсах позволяет мощно работать над собой, подтягивать себя все выше к международным стандартам профессии и после успешно реализовывать большую часть навыков в работе, а иначе зачем это все?

Кроме того, тренировочный лагерь – это комьюнити людей с горящими глазами, неистово влюбленных в свою работу. Представляете, какая энергия бурлит внутри этого сообщества и как она заряжает? Мы вместе учимся, готовимся к конкурсам, вместе ездим на международные экзамены, главным из которых для меня сейчас стал Court of Master Sommeliers.

Участие в конкурсах позволяет расширять горизонты знакомств и путешествий и также прекрасно испытывает на прочность. Здесь я сразу вспоминаю Кубок Хереса в Испании в 2021 году, мой первый международный конкурс, когда мы в команде с шеф-поваром Марком Стаценко сочинили очень смелый, даже немного нахальный эногастрономический сет. Мы презентовали его на сцене на английском языке, а сам текст презентации написали в самолете по пути в Мадрид. Когда ты стоишь на сцене и «защищаешь свой проект» перед жюри, в котором сидят Жозеп Рока, Андреас Ларссон и Кике Дакоста, нервы закаляются как сталь. Классный был опыт! Мы с Марком тогда взяли второе место, чем я очень горжусь.

Фото: © Александр Платонов

Фото: © Александр Платонов

Наконец, я человек азартный. Мне всегда нужна цель, к которой я буду стремиться. Весной 2019 года мне удалось стать второй на Российском конкурсе сомелье (победу тогда заслуженно одержал Григорий Чегодаев), и это дало очень мощный толчок для подготовки к следующему году. Но весной 2020-го, когда до очередного конкурса оставалось дней десять, грянула пандемия, и все отменили.

В следующем году я потеряла обоняние на фоне ковида и снова пропустила участие. Страшное было дело: первые три месяца после болезни не могла отличить по аромату просекко от шампанского. На работе пришлось научиться распознавать корк исключительно по вкусу. Спустя полгода обоняние частично вернулось, но начался еще более мерзкий этап, когда привычные ароматы стали искажаться или просто отсутствовали. Для меня на год начисто исчезло восприятие пиразинов, маракуйя пахла жженой резиной, а кофе -– горелыми углями.

Помню, спустя полгода первым вином, которое ко мне по-настоящему «вернулось» в плане аромата, стало Case Basse 2013 от Gianfranco Soldera. Я открывала бутылку для постоянного гостя и налила немного себе, чтобы попробовать. Опустила нос в бокал – и словно молнией пронзило, я узнала этот шелковый эфир. Это было огромное счастье – снова почувствовать вино. Такие истории хорошо дают понять нам значимость того, что мы имеем.

К последнему РКС в 2023 году я отнеслась очень серьезно, много и интенсивно готовилась, «затренировывалась» настолько, что в итоге переусердствовала: волнение и усталость сыграли свою роль, и я стала третьей, хотя очень хотела победить. Однако трудно представить себе более счастливое третье место на РКС, когда первое и второе разделили твои друзья и коллеги. Мы сыграли классный «московский» финал с Олесей Александровой и Денисом Юрченко. Победа Олеси была очень красивой и абсолютно заслуженной. А мы с Денисом продолжили наш соревновательный путь, у нас еще есть над чем поработать. Кстати, Денис недавно защитил степень Advanced на Court of Master Sommeliers в Австрии, первым из нашей команды!

Фото: © Александр Платонов

Фото: © Александр Платонов

Повседневная работа в зале помогает в подготовке?

Работа и конкурс – вещи разные, но, как я говорила ранее, взаимодополняющие. Конкурсы я в шутку называю «спортивным сомельированием». При этом навыки, отточенные на конкурсах, безусловно помогают мне делать мою работу в ресторане лучше и качественнее.

Вот, к слову, об этом. Во время выполнения одного из заданий по сервису в этот раз вы не смогли налить гостям вино через систему Coravin и просто открыли бутылку. Зал аплодировал, но что все-таки случилось?

В Selfie есть Coravin, и я ежедневно наливаю через него 10-20 бокалов вина. В этот раз случился bad luck, я не знаю, что конкретно было с механизмом. Возможно, была плохо закручена игла. Когда я вставила иглу в пробку и попробовала налить вино, инструмент стал брызгать, выходил воздух и не было адекватного потока. Мне удалось налить вино себе и попробовать его, но когда я стала наполнять бокалы «гостей», все шло настолько медленно, что я просто не успела бы закончить задание вовремя.

Конечная цель любого сервиса заключается в том, чтобы твой счастливый гость пил вино и его бокал был полон.

Конечная цель любого сервиса (вне зависимости от того, на конкурсе ты или в ресторане) заключается в том, чтобы твой счастливый гость пил вино и его бокал был полон. Поэтому я приняла решение быстро, и точно так же поступила бы, если бы подобная ситуация застала меня на работе: я открыла бутылку вина ножом сомелье, прокомментировала жюри свое решение и завершила сервис. В реальной практике, если бы это была бутылка Romanée-Conti, то я, возможно, взяла бы паузу и починила Coravin самостоятельно. (Смеется.) В остальных случаях надо решать все быстро и максимально в пользу гостя.

Фото: © Александр Платонов

Фото: © Александр Платонов

Было в этом году и еще одно новое задание из практики – «Аналоги». Для вин-икон нужно было подобрать более демократичные альтернативы. Часто такое приходится делать в жизни?

Мне кажется, сейчас это самое частое, с чем сталкиваются в работе сомелье. Как минимум потому, что наш рынок за последние два года превратился в «корабль Тесея» – все доски поменялись по сто раз, и непонятно, тот ли это еще корабль или уже нет. Множество виноделен ушло с рынка, и нужно быстро подбирать равноценные по качеству и цене альтернативы. Очень хорошее и актуальное задание, браво!

Сейчас крайне остро стоит вопрос с альтернативами шампани: множество известных марок покинуло рынок либо улетело в космос с ценами, и все карты пестрят рекольтанами, а гость, привыкший пить, например, «Вдову» или «Болланже», теряется в этих списках. Очень важно через стили больших домов, пусть и утрированно, но суметь объяснить, что он получит в бокале рекольтана.

Кроме того, задание позволяет выцепить из памяти «вторые вина» известных хозяйств, которые позволяют «прикоснуться к прекрасному» за весьма адекватные деньги. Я не так давно познакомилась со вторым вином легендарного Château-Grillet, которое называется просто Côtes-du-Rhône, как раз его я предложила во время выступления в качестве альтернативы первой этикетке – потрясающая вещь! Забрала со стоков Simple Collection в ресторан последние четыре бутылки.

Фото: © Александр Платонов

Фото: © Александр Платонов

Вы всегда выдаете отличные рекомендации по гастрономии на конкурсах, причем как на русском языке, так и на английском. Перебираете меню Selfie?

Конечно. Я ведь постоянно работаю с этими блюдами. Но, разумеется, это не все. Также я вспоминаю блюда, которые недавно попробовала в других ресторанах, просматриваю меню ресторанов из списка The World's 50 Best Restaurants. С недавних пор коллекционирую и активно изучаю кулинарные книги стран и регионов, которые посещаю (последние приобретения – книги по кухням Армении, Карелии и кухни капских малайцев, одной из народностей ЮАР).

Еще одна страсть – это, конечно же, сыры! И независимо от того, что я ем – авторскую кухню в ресторане или «Доширак» со вкусом кимчи в горном походе, – я всегда прикидываю в уме, какое вино здесь неплохо бы смотрелось. К кимчи-дошираку (серьезно, крутая вещь!) я бы взяла пряный молодой офф-драй рислинг из Эльзаса.

Что сейчас любите готовить дома?

Я не так часто ем мясо в течение года, но в период первых холодов, с ноября по конец декабря, регулярно его готовлю. Вот поэтому сейчас погружаюсь в историю стейков и их сочетания с вином. Иногда советуюсь с нашим шефом, особенно в вопросах, где мне недостает опыта.

В зимний период, когда жду гостей, обожаю готовить кок-о-ван. Правда, мы уже далеко не французские крестьяне, поэтому хороший фермерский цыпленок прекрасно подходит на замену, чтобы сильно не мудрить. Недавно решила, что пора научиться готовить жаркое из косули, и советовалась, какую часть туши нужно для этого брать.

Фото: © Александр Платонов

Фото: © Александр Платонов

В каких ресторанах Москвы, кроме Selfie, вам нравятся винные карты?

Люблю приходить в Maya к Жене Назимовой. У нее прекрасный вкус, и в карте всегда можно найти что-то крутое по бокалам через Coravin, например, весной мы пришли с другом пообедать и выпить по бокалу вина и заметили в «коравине» Chateau Musar 2000 – великолепное вино, бутылки как ни бывало! Также очень хочу дойти до Jun.

С удовольствием хожу в винный бар Mina к Владу Шумилкину. Это то самое место, куда я могу зайти после работы, потому что оно находится в двух шагах от Selfie и открыто до двух часов ночи. Недавно ходили туда с друзьями на шампанское и ели восхитительные сардины.

Нельзя не упомянуть Bigati Bar – там я чувствую себя ловцом жемчуга, у Алана можно найти массу драгоценных вещей. И, пожалуй, Drinx! Великолепная кухня и всегда филигранный подбор вина. 

Фото: © Александр Платонов

Фото: © Александр Платонов

Как думаете, за какими сортами или методами производства будущее виноделия?

Очень сложно делать прогнозы, особенно сейчас, когда все вокруг настолько нестабильно. Наверное, самая очевидная история – появление новых сортов в классических регионах. В Бордо есть новые авторизованные INAO сорта, для Прованса тоже одобрили несколько сортов, среди которых сразу три греческих – агиоргитико, ксиномавро и мосхофилеро, а еще есть калабрезе и вердехо. Думаю, что их введение в повсеместную практику не будет быстрым, но рано или поздно произойдет.

Второй обсуждаемый тренд – гибриды и их растущая популярность на фоне климатических изменений (вспомним вольтис, пополнивший копилку сортов Шампани). Недавно на презентации фильма Влады Лесниченко «Вино и люди» я попробовала солярис от Nesterov Winery. До этого в Польше дегустировала вина из соляриса, сувинье гри и других гибридов. Мы не можем бороться с тем, что происходят необратимые климатические изменения, и нужно понемногу под них подстраиваться.

У Simple Wine News совсем недавно вышел рейтинг ТОП-100 российских вин. Какие вина в стране для вас лично стали лучшими в разных категориях?

Среди игристых для меня, наверное, лидирует все-таки «Темелион» от «Лефкадии». Чувствуется, что в этот проект вложено много сил. Помню, на конкурсе от Simple по слепой дегустации в финале наливали «Темелион 60», и многие отправили его в Шампань. Из белых моим любимым вином я назову «Шардоне Клер Полати» от Павла Швеца. А что касается красных – отмечу каберне фран 2019 года от LeGato.

Фото: © Александр Платонов

Фото: © Александр Платонов

Какое вино вам нравится пить в свое удовольствие?

Мой интерес всегда направлен на что-то новое. Я люблю «тихую охоту», но не только за грибами, но и за редкими интересными образцами вин. Сейчас изучаю все грани сорта гренаш. Я была на дегустации, когда в Россию только привезли гарначу от Daniel Landi и Comando G, но тогда обоняние еще было сломано из-за ковида – чувствовала только камни и клубнику. Потом я все перепробовала и поняла, насколько это круто.

Очень люблю пробовать разные стили арени. Армения с ее стремительным развитием в вине вообще безумно меня привлекает. Я была там дважды, знакомилась с виноделами, у которых очень тесное и дружное сообщество. В этой стране сегодня происходит настоящий винный ренессанс, и за ним невероятно интересно наблюдать.

В Армении сегодня происходит настоящий винный ренессанс, и за ним невероятно интересно наблюдать.

Вина ЮАР – еще один неограненный алмаз, который мы пока не рассмотрели до конца. Кроме того, я люблю знакомиться с редкими автохтонами. Из последнего – пиньоль 2004 года от Брессана. Счастье, что такие вина доезжают до России! Обожаю деятельность Envinate: то, что они делают на Канарах, – гениально.

У вас непростая работа, а еще к конкурсам надо готовиться. Я давно заметила для себя, что спорт помогает быть собраннее и дает силы. А где вы черпаете энергию?

Согласна, важно иметь какую-то физическую активность, которая будет регулярно «освобождать» голову. Я хожу плавать в «Чайку». Пока плаваю на уровне любителя вольным стилем, но вот недавно узнала, что в Турции раз в год проходят соревнования по переплыванию Босфора. Загорелась идеей попробовать это осуществить в ближайшие пару лет.

Недавно стала экспериментировать с низкими температурами. В августе ездила в Карелию и купалась в Белом море. Выскакиваешь из бани, метров 300 бежишь до берега, пересекая медвежьи следы, потом быстро окунаешься в колючую воду и сразу назад. Я с детства люблю плавать: из воды было не вытащить, сразу в крик.

Фото: © Александр Платонов

Фото: © Александр Платонов

Баня – еще один безумно любимый мной вид перезагрузки. В баню тоже хожу с детства, но сейчас у меня появились очень крутые наставники в этом деле, так что буквально с нуля открываю для себя всю прелесть и тонкости этой традиции.

Где любите проводить отпуск?

Первый вариант – уехать в далекую тропическую страну, где хочется много и активно гулять, плавать, загорать, есть местную еду и ходить на массаж. И где нет вина, ведь иногда и от него нужно отдыхать. Для меня важен и культурный бэкграунд – одними пляжами сыт не будешь, мне нужно что-то изучать, куда-то ходить. У меня был такой прекрасный отпуск в Таиланде.

Второй вариант – горы. В сентябре провела неделю в Красной Поляне, просыпалась и засыпала с видом на заснеженные вершины. Там я ходила в поход на Бзерпинский карниз, где есть небольшое озеро с ледяной водой – ее температура не превышает +7 ℃. Это ни в какое сравнение не идет даже с Белым морем – ноги моментально окоченели!

Сейчас внутренний туризм развивается семимильными шагами. Куда стоит поехать на Южном Урале?

Озеро Увильды в 100 километрах от Челябинска. Это озеро тектонического происхождения, оно лежит в уральских предгорьях, и вода в нем чистейшая. Там регулярно отдыхает уже третье поколение нашей семьи. Когда приезжаю домой, мы обязательно все вместе едем на Увильды, а сезон не имеет значения. Летом купаемся, зимой топим баню, ходим на лыжах, лепим пельмени.

Фото: © Александр Платонов

Фото: © Александр Платонов

Наш город известен не лучшей экологией, но стоит отъехать чуть дальше, и картинка будет другой. У нас много красивых мест, которые я, к сожалению, не особенно ценила в детстве. Перебравшись в Москву, обнаружила, сколько всего стоит посмотреть в нашем регионе. К своему стыду, совсем недавно узнала про Айские притесы, невероятной красоты отвесные скалы у реки Ай на Южном Урале. Очень хочется поехать туда!

Приближаются зимние праздники. У вас есть своя новогодняя традиция?

В моей семье есть внесезонная традиция собираться и всем вместе лепить пельмени. Мой отец шикарно готовит, и я учусь у него всем премудростям: как делать правильный фарш, сколько добавлять лука. Для меня это очень важный, объединяющий близких людей ритуал, который я всем сердцем люблю.

Однажды я решила, что нужно продолжить эту традицию в Москве и привязать ее к какому-то поводу. Выбрала для этого Новый год. Вот уже пятый год первого января, пока город еще не подает признаков жизни, я просыпаюсь и иду на кухню, пью кофе, ставлю в холодильник магнум игристого, включаю новогодний фильм и начинаю замешивать фарш.

Постепенно просыпаются и приезжают друзья, присоединяются к лепке, а к вечеру квартира, наполненная ароматами еды, уже весело гудит. Соус к пельменям, кстати, предпочитаю самый простой: смешиваю сметану, соевый соус и добавляю немного черного перца.

Фото: © Александр Платонов

Фото: © Александр Платонов

А винная пара?

Лучшей парой к пельменям считаю хреновуху. Самую вкусную опять-таки готовит отец, настаивая хрен на самогоне и используя дополнительные секретные приправы. Но с шампанским, поверьте, тоже идет замечательно.

Фото на обложке: © Александр Платонов.

Статьи по теме:

Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Спасибо за подписку!

Читайте также

Профиль обновлен
Пароль обновлен
Теперь вы можете войти в свой аккаунт с новым паролем
Войдите в аккаунт
Для возможности добавлять комментарии
и просматривать персональные подборки
Email
Пароль
Нет личного аккаунта? Зарегистрируйтесь
Создайте аккаунт
Для возможности добавлять комментарии
и просматривать персональные подборки
Имя
Email
Пароль
Повторите пароль
У вас уже есть аккаунт? Войти
Обновление пароля
Введите адрес электронной почты, на 
который мы отправим ссылку для обновления пароля
Email