Николаев и сыновья: настоящее и будущее Долины Лефкадия

Николаев и сыновья: настоящее и будущее Долины Лефкадия

Ольга Бебекина

Автор

Семен Кузьмин

Фотографии

12 июля 2021

Ни одна винодельня России не растет и не развивается столь стремительно, как Лефкадия. Приезжая сюда, SWN каждый раз уезжает с новой порцией новостей. На этот раз нам удалось разузнать подробности о новом семейном бренде «Николаев и сыновья» и одними из первых попробовать авторские вина.

15 лет прошло с тех пор, как Михаил Иванович Николаев купил участок земли в селе Молдаванское. Казалось бы, в разрезе мирового виноделия срок небольшой, но в контексте становления российской винной индустрии – колоссальный. За годы неустанной работы семья Николаевых создала не просто качественные и стабильные вина, оформленные в бренды с различной философией, но, что еще важнее, – настоящий аппелласьон, где сегодня сосуществуют несколько виноделен и подходов.

Михаил Иванович, Михаил и Алексей Николаевы. Фото: © Игорь Улько

Михаил Иванович, Михаил и Алексей Николаевы. Фото: © Игорь Улько

За плечами у Николаевых работа с Патриком Леоном, который был не просто консультантом, а виноделом, создание лучшего российского бренда игристых по классике «Темелион» в сотрудничестве с Рудольфом Петерсом и основание туристического комплекса европейского уровня. Но сегодня в Лефкадии решились на самый рискованный и ответственный шаг – премьеру вин семейного бренда «Николаев и сыновья», в которых воплотились их личные предпочтения и видение крю Долины Лефкадия.

таблица

Русские на Кавказе

«Проект "Лефкадия" начался в 2007 году, когда мы пригласили Патрика Леона. У меня тогда не было никакого опыта в виноделии, и я полагался на знания и опыт Патрика и Жиля Рея (консультант-агроном, работавший с Ротшильдами в Бордо и Чили. – Прим. ред.), которые начинали этот проект. Я бы сказал, очень французский проект, бордоский. "Николаев и сыновья" – это личная история, где соединились наш опыт и понимание терруара. Это не отрицание "Лефкадии", а, скорее, наше прочтение Долины», – рассказывает о новом бренде Михаил Иванович Николаев, сидя в самом, на мой взгляд, медитативном месте Лефкадии – Solo Due, площадке перед виноградниками во Французском саду.

«Поставить свою фамилию было для нас большим шагом, – подтверждает Михаил Николаев-младший. – Сложно делать вино со своей фамилией, ведь ты не имеешь права на ошибку».

Виды Лефкадии. Фото: © Семен Кузьмин

Михаил Михайлович и Михаил Иванович Николаевы. Фото: © Семен Кузьмин

Впервые Николаевы решились выразить свое видение терруара, свой вкус. Если бренд «Ликурия» вышел под девизом «Французы на Кавказе», то новый бренд – это русские на Кавказе. Проект зрел и выдерживался около трех лет. «Мы думали над списком вин, в первом драфте было много "хотелок", примерно 35 позиций. Ведь мы много что можем делать: в нашем распоряжении 23 сорта на виноградниках, бетонные емкости, бочки из кавказского, французского и американского дуба, амфоры, сталь. В карантин мы долго обсуждали и чистили список вин. В результате пришли к обдуманному концепту из трех линеек. Мы ориентировались только на то, что здесь получается и что нам реально нравится, – ведь мы самые большие критики своего вина. Например, я очень люблю кондрие и всегда хотел сделать вино в таком стиле. И скоро вы сможете попробовать его в "Николаев и сыновья"», – рассказывает Михаил.

Фото: © Семен Кузьмин
Фото: © Семен Кузьмин
Фото: © Семен Кузьмин
Фото: © Семен Кузьмин
Фото: © Семен Кузьмин
1/4

Цемент, дуб и амфоры

Из трех линеек «Николаев и сыновья» основной станет «Ритон», названная в честь древнего ритуального сосуда для вина в виде рога с головой животного, который использовался в особых торжественных случаях. Идея такого названия пришла из увлечения Николаевых историей и археологией. В коллекции музея Лефкадии хранится ритон с головой барана, важного животного на Кавказе. Решено было взять этот образ за основу, ведь он как нельзя лучше отражает историю виноделия этих мест. Кубок появился и на этикетке, разработанной звездным дизайнером Симонеттой Дони.

Как говорят Николаевы, «Ритон» – принципиально новый концепт со сложными и комплексными винами, готовыми к употреблению сразу после выхода на рынок и способными жить в течение многих лет. В линейку вошли два ассамбляжа: белый из марсана и руссана, красный – на основе мальбека и каберне совиньона. Идея ассамбляжа в данном случае ключевая. Несколько лет назад Михаил Николаев-младший упорно продвигал идею моносортовых вин, но со временем пришел к выводу, что ассамбляжи несправедливо задвинуты на второй план, хотя именно за ними будущее российского виноделия.

«На мой взгляд, основное вино должно быть блендом, а моносортовые вещи – создаваться в зависимости от урожая. Это справедливо, учитывая российский климат. Бленд – гениальное изобретение, которое позволяет нивелировать погодные изменения. К сожалению, никто по-честному этого не скажет. За 15 лет мы не нашли ни один сорт, который давал бы одно и то же вино каждый год. Есть более стабильные шардоне и каберне фран, но каждый раз стилистически это будут разные вина», – говорит Михаил.

Этикетка, разработанная Симонеттой Дони. Фото: © Семен Кузьмин

Ритон из коллекции музея в Лефкадии. Фото: © Семен Кузьмин

Николаевы допускают, что состав красного бленда со временем может измениться. Например, вполне возможно, что в нем появится пино нуар. Неожиданно, да? А предыстория такая: однажды Патрик Леон сделал специальное кюве André в честь Андрея Челищева. По задумке это было вино, которое сам отец калифорнийского виноделия сделал бы, если бы вернулся в Россию. Патрик тогда соединил то, что кажется несоединимым: бордоские сорта – основное, с чем Челищев работал в Калифорнии, и сиру и пино нуар – личную любовь великого русского энолога. Вино не выходило на рынок, но Николаевы, попробовав кюве, были поражены его структурой и фруктовым профилем.

«Лет через 20, возможно, бленд "Ритона" будет состоять из пино нуара, сиры и бордоских сортов. В этом случае пино нужно воспринимать в первую очередь как источник фруктовости. В России он часто не нравится из-за того, что в жару набирает много сахара, а значит, дает высокоалкогольное вино, в котором нарушен баланс. Поэтому его стоит поддержать чем-то тельным, вроде сиры. И тут получается уже история не про пино, а про фруктовость, мягкие танины и кислотность. Пока мы не добавляем в бленд пино нуар, просто потому что его не хватает. Но при увеличении посадок мы обязательно будем экспериментировать с таким ассамбляжем», – объясняет свое необычное решение Михаил.

Красный бленд все еще в бочках и выйдет в конце года, а белый уже готов к релизу. Глубокий, тонкий, с ароматами трав и цветов, тропических фруктов и сладких цитрусов. Кажется, мы знаем, что будут пить на верандах изысканных столичных ресторанов этим летом.

Фото: © Семен Кузьмин

Фото: © Семен Кузьмин

Под брендом «Николаев и сыновья» будут выпускаться и моносортовые вина, но только те, что получаются стабильно из года в год. Пока это три сухих вина: совиньон блан, сделанный в цементных емкостях, бочковые сира и вионье, вдохновленный кондрие. По сути, эта линейка заменит ту самую «Коллекцию холостяка», которая совсем скоро уйдет в историю. Совиньон блан сделан в стиле Северной Италии. Выдержанный в бетоне на осадке, он получился упругим, с благородными яркими ароматами травы, бисквита и спелых фруктов. Во вкусе яркая кислотность и обволакивающая текстура. Вионье 2018, выдержанный в новом дубе, – экспрессия лаванды, полевых цветов и трав, специй, сливочного масла. Во вкусе аккуратное, маслянистое, с долгим финишем.

Новая этикетка Совиньон блан «Николаев и сыновья»
Новая этикетка Сира «Николаев и сыновья»
Новая этикетка Вионье «Николаев и сыновья»
Новая этикетка Opium
Новая этикетка Совиньон блан «Николаев и сыновья»
1/4

На сухих стилях Николаевы не остановились и решили выпустить два сладких кюве: белое из пти мансана, для которого ягоды увяливаются на лозе, и красное из каберне фран, сделанное по принципу речото, когда виноград подсушивается в специальных проветриваемых помещениях – фрутайях.

Вишенкой на торте станут лимитированные вина из серии «Опиум», философия которых – «лучшая бочка». «Раз в четыре года у нас получается обалденный пино, но в стабильную линейку его не поставишь. Или порой получается бочка шардоне исключительного качества, и рука не поднимается ее смешать с другими. Такие необычные и уникальные вещи и будут попадать в "Опиум". В этой же линейке окажутся экспериментальные амфорные вина, которые раньше выходили лимитированными релизами: "Холодный душ" и "Золотой ключ"».

Нам удалось попробовать один из потенциальных «Опиумов»: тонкий, но с характером пино нуар с оттенками дыма, вишни, осенней листвы и свежих грибов. Совершенно удивительный для России стиль пино, по которому понимаешь, что в этом аппелласьоне и правда творятся чудеса.

Пти Мансан. Фото: © Семен Кузьмин
«Холодный душ» и «Золотой ключ». Фото: © Семен Кузьмин
Пти Мансан. Фото: © Семен Кузьмин
1/2

Классика и современность

С появлением «Николаев и сыновья» другие, давно устоявшиеся и знакомые потребителю бренды долины Лефкадия никуда не денутся. Их развитие продолжается в прежнем темпе и по прежней траектории. Чтобы читатель не запутался, дадим краткий экскурс в разнообразный мир вин Лефкадии.

Премиальный бренд «Лефкадия» был задуман еще Патриком Леоном под девизом «Русская Калифорния»: классические сорта и выдержка в дубе, мощно, но аккуратно. Под именем «Лефкадия», кроме прочего, выходят прекрасный образец бочкового шардоне и невероятное розовое вино с выдержкой в дубе.

Кстати, к розовым лефкадийцы относятся серьезно, с пиететом. «Мы много экспериментируем с разными сортами, технологиями. Есть интересный кавказский бленд розе в бренде "Ликурия" (из нескольких грузинских белых сортов с мерло). "Лефкадия Розе" – это развитие идей Патрика Леона о топовых розовых винах с выдержкой в барриках, как знаменитое Garrus, которое Патрик создал в прованском Château d’Esclans». (Леон был энологом Château d’Esclans с момента основания хозяйства в 2006-м.– Прим. ред.) . 

От некоторых вин все же пришлось отказаться. После смерти Патрика Леона в 2018 году Николаевы решили не делать «Лефкадию Резерв»: «Это вино всегда было авторским. Патрика не стало, поэтому выпускать его больше не имеет смысла».

Изменения коснулись «Ликурии». Арт-этикетки остались в прошлом, и теперь вина предстали в минималистичном и классическом белом обрамлении с каллиграфией. Перемены произошли и во внутреннем содержании: «Ликурия терруар красное», бленд мальбека и саперави с шестимесячной выдержкой в дубе, перешло из кожаного профиля во фруктовый. «Ликурия терруар белое» из кислотного и легкого стиля перекочевало в разряд более серьезных фруктовых вин: теперь оно представляет собой ассамбляж шардоне, вионье, руссана и совиньона, который ферментируется и выдерживается в дубе.

Линейка «Ликурия». Фото: © Семен Кузьмин

Линейка «Ликурия». Фото: © Семен Кузьмин

До выхода вин «Николаев и сыновья» самым свежим проектом оставался «Магнатум», в основе которого тихие и игристые вина по классике из пино нуара и шардоне. Виноградники, дающие урожай для «Магнатума», находятся вблизи дубовой рощи со спорами белого трюфеля Tuber magnatum – вот и объяснение названию современных, очень стильных вин со столь же модными этикетками.

Под брендом «Амфитрион» создаются демократичные вина в сотрудничестве с компанией Simple, простые, домашние, но качественные вина для семейных вечеров.

Под «Темелионом» – свежие игристые по классической технологии с разной степенью выдержки, от 36 месяцев до 72. Все игристые выдерживаются в подвалах хозяйства Саук-Дере, которое Николаевы приобрели несколько лет назад. В царские времена здесь были каменоломни, впоследствии переделанные в винные погреба с особым микроклиматом, подходящим для выдержки вин. Сейчас здесь заканчиваются ремонтные работы, и следующим летом туристы смогут прогуляться по историческим туннелям. Чтобы развести туристические потоки, реставрируется и здание Саук-Дере вместе с прилегающей территорией. Новый центр туризма уже не за горами.

Линейка Magnatum. Фото: © Семен Кузьмин
Линейка «Темелион». Фото: © Семен Кузьмин
Выдержка игристых в подвалах хозяйства Саук-Дере. Фото: © Семен Кузьмин
Линейка Magnatum. Фото: © Семен Кузьмин
1/3

Лучшие крю

Всего у Николаевых порядка 210 га плодоносящих виноградников с 23 сортами. За годы работы на терруаре, в том числе благодаря консультанту Жилю Рею, был изучен каждый участок. Неподходящие лозы выкорчевывались, предпочтение отдавали только наиболее удачным сортам. Сегодня в Долине Лефкадия выделены свои крю, урожай с которых идет на определённые вина. Например, рядом с рестораном есть участок с каберне фран, известный как «Цветочки». Он дает ароматные и женственные вина. Чуть поодаль – один из любимых участков совиньона блан, с которого получаются вина с невероятным потенциалом развития.

Один из недавно заявивших о себе «героев» – виноградник пино нуара, высаженный амфитеатром на высоте 240 м на известняке, с южной экспозицией и вечерней тенью, на него возлагают большие надежды.

История с пино нуаром у Лефкадии особая. В прохладные годы он идет на игристые вина по классике – «Темелион» и «Магнатум», а в теплые из него еще делают небольшое количество тихого. Именно пино нуар планируется сажать в будущем, так как урожая уже не хватает.

В Долине пока достаточно неосвоенной земли, но в любом случае собственные виноградники Николаевых будут оставаться лишь частью аппелласьона, которым является Лефкадия. А список их соседей потихоньку увеличивается. Стоит напомнить, что с самого старта этого девелоперского проекта Николаевы планировали, что в Долине, на принадлежащих им землях, обоснуется еще ряд виноделен-единомышленников.

Первыми стали Legato и Mantra, вскоре к ним присоединились Delta и Once. У всех свои виноградники, а винодельня общая, отлично оборудованная лефкадийская. Несмотря на это, как подмечает Михаил Иванович, вина у соседей получаются совершенно другими. Это доказательство того, насколько разнообразен терруар Лефкадии:

«Я никогда не боялся конкуренции, наоборот, я очень ее хочу. Чем больше разных вин, тем лучше для потребителя. Невозможно пить одно и то же. Моя мечта – разные виноделы, много хозяйств, как в Тоскане, разные подходы. Наш терруар позволяет создавать разные по стилистике вина».

Фото: © Семен Кузьмин
Фото: © Семен Кузьмин
Фото: © Семен Кузьмин
Фото: © Семен Кузьмин
Фото: © Семен Кузьмин
1/4

Траектория движения

Из кузова машины доносится испуганное затяжное «Бе-е-е». Три небольших и совершенно очаровательных овечки с фермы Николаевых приехали на съемку. И неслучайно. В 10 минутах от винодельни находятся сыроварня Николаевых и собственная ферма с овцами, из молока которых делают лефкадийский сыр, напоминающий манчего. Производство сыра планируют активно развивать, а рядом с виноградниками построят ферму, в сотне метров будет бутик-отель, гости которого смогут непосредственно наблюдать за тем, как производятся и выращиваются продукты, с которыми работают повара в лефкадийском ресторане.

«На ферме будут открытый огород и теплицы, а также сад с травами. Мы планируем разводить не только овец, но и коз, коров и свиней, особые виды домашней птицы. Люди смогут воочию увидеть, что происходит на ферме, а затем попробовать все в ресторане. Должно быть ощущение подлинности: ты живешь на ферме, ты понимаешь, что ты ешь, кто это делает и с каким отношением», – добавляет Михаил Иванович.

Как истинные гурманы, Николаевы вкусно рассказывают про гастрономию и воодушевленно делятся планами по развитию концепции нулевого километра. Скоро состоится запуск колбасного цеха с изделиями из говядины, баранины и птицы. На низком старте производство собственного хлеба на закваске.

Сырное производство сильно изменится, в том числе благодаря полному преобразованию на ферме. Выбор продуктов станет шире и интереснее. В том числе добавятся сыры с выращенным в Долине Лефкадия трюфелем. Напомним, что несколько лет назад местные дубки были специально заражены спорами четырех видов благородных грибов. «Трюфельная» линейка также будет включать масло и паштеты.

Михаил Иванович и Михаил Михайлович Николаевы. Фото: © Семен Кузьмин

Роща с трюфелем. Фото: © Семен Кузьмин

Многие из инфраструктурных проектов уже осуществились, и результатам можно порадоваться. В меню основного ресторана «Амфора» сплелись кавказские и средиземноморские мотивы, что в результате выглядит вполне органично. Аджапсандал с креветками, чебуреки с бараниной, паштеты и, конечно, доска с местными сырами: камамбером, бюшем, аналогами пекорино и манчего. Одно из фирменных блюд – удивительно нежные рапаны с белыми грибами и картофельным пюре. В Лефкадии также делают настоящую пасту фреска, которую в меню можно найти в двух вариантах: с кабачками и песто собственного изготовления из местных трав (по рецепту Михаила Николаева-младшего) и более сытный – с уткой и соусом демигляс.

По соседству с рестораном открыта пиццерия, бесспорно, лучшая в округе. Тесто готовят на собственной особой закваске, раскатывают вручную по-римски тонко. Моцарелла, овощи и колбасы – все высочайшего качества. Buonissimo!

Интерьер ресторана «Амфора». Фото: © Семен Кузьмин
Винотека в Лефкадии. Фото: © Семен Кузьмин
Приготовлении пасты в ресторане. Фото: © Семен Кузьмин
Приготовление песто из местных трав. Фото: © Семен Кузьмин
Пиццерия в Лефкадии. Фото: © Семен Кузьмин
Интерьер ресторана «Амфора». Фото: © Семен Кузьмин
1/5

Центр туризма

Сейчас туристический сезон в самом разгаре. Людей, которые впервые попадают в Лефкадию, неизменно поражают виды этой холмистой местности, напоминающей ландшафты тосканских зон Кьянти и Монтальчино. Платановые и липовые аллеи еще больше укрепляют впечатление, словно ты оказался в каком-то знаменитом европейском винодельческом регионе. Интересно заглянуть в Музей вина, где стараниями Николаевых собрана внушительная коллекция древних амфор, прессов, кубков и других экспонатов, старейшие из которых относятся к VI веку до нашей эры. Историческая подоплека прослеживается и в названии рыночной площади Долины – Агора, и в проводящихся на ней винных фестивалях, отсылающих к древнегреческим Дионисиям.

В противовес шумным праздникам в Лефкадии есть место и для уединения и медитации – озеро Гечепсин. Озеро за несколько лет было преображено: очистили дно, сделали его глубже, укрепили берега, «вырастили» насыпные острова. Результат этой кропотливой работы сегодня завораживает. На дальнем берегу виднеется белоснежная ротонда – храм Весты, где влюбленные парочки обожают устраивать фотосессии. Через озеро перекинут мост Долголетия – дань увлечению Михаила Ивановича Японией. На берегу построены бунгало и баня, открывшиеся в этом сезоне.

Музей вина. Фото: © Семен Кузьмин
Озеро Гечеспин. Фото: © Семен Кузьмин
Храм Весты. Фото: © Семен Кузьмин
Мост долголетия. Фото: © Семен Кузьмин
Баня на озере. Фото: © Семен Кузьмин
Музей вина. Фото: © Семен Кузьмин
1/5

В проекте также отель со спа-центром и рыбный ресторан на озере. Чуть поодаль возвели вторую баню на не менее красочном пруду посреди леса.

Экосистема Лефкадии органично наполняется новыми проектами, винами и людьми. И будущее долины выглядит не менее захватывающим, чем ее настоящее.

Фото на обложке: © Семен Кузьмин.

Материал впервые был опубликован в Simple Wine News №141.

Читайте также